Как похищали Башкирский ТЭК.

Posted: 26.08.2014 in Каюта Капитана
Метки: , , , ,

Многие отрицали, а еще больше пройдох не хотели в это верить! Но, все тайное становится явным, и за грабеж родных берегов виновные ответят сполна! Раздача плетей за самый дерзкий разбой XXI века в России! Очень жаль, что это произошло в нашей Республике.

Башкирский топливно-энергетический комплекс – самый крупный нефтеперерабатывающий кластер на территории нашей страны, включающий в себя мощные нефтедобывающие предприятия (НГДУ), три крупнейших нефтеперерабатывающих завода (НПЗ), нефтехимические предприятия, – был фактически уведен из собственности государства.
Сегодня, в преддверии региональных выборов, в Башкортостане вновь активно обсуждают эту тему. Сначала Следственным комитетом России было заведено уголовное дело на сына первого президента республики Урала Рахимова. Его обвиняют в хищении акций предприятий ТЭК республики и их последующей легализации. А совсем недавно появилось уголовное дело, фигурантом которого стал владелец компании АФК «Система» Евгений Евтушенков, получивший несколько лет назад контроль над предприятиями Башкирского ТЭК.

И вновь это связывают с проведением выборов главы региона: московский олигарх якобы планировал финансово поддержать оппонента Рустэма Хамитова – Раиля Сарбаева. На него с подачи республиканских органов власти, кстати, тоже заводилось уголовное дело: за превышение полномочий в бытность премьер-министром Башкортостана. Кировский районный суд Уфы 27 июля 2012 года оправдал Р. Сарбаева за отсутствием в его деяниях состава преступления, однако 13 ноября 2012 года кассационная коллегия Верховного суда республики отменила приговор и направила уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд в новом составе судей. После повторного рассмотрения дела суд вновь вынес оправдательный приговор, который в сентябре Верховный суд Башкирии оставил в силе.

Не секрет, что Муртаза Рахимов, отодвинутый сегодня от власти, готовил своего рода блицкриг, сделав ставку на бывшего премьера. Причем, судя по всему, начиная борьбу с Евтушенковым, федеральный центр и республиканские власти, что называется, пошли ва-банк, предпринимая экстраординарное давление на основной бизнес АФК «Система». Скорее всего, дело в том, что Башкирия оказалась наиболее пострадавшей стороной, потерявшей в результате всех махинаций с активами ТЭК РБ несколько миллиардов долларов ежегодных поступлений в виде дивидендов и прибыли заводов, идущих на модернизацию производств и другие нужды региона. Мало того что ТЭК республики оказался под полным контролем АФК «Система», так еще эта компания начала вести активную экспансию, захватывая новые предприятия в различных отраслях экономики. Речь идет прежде всего о сбытовых структурах. Причем непосредственно руководил этой экспансией Раиль Сарбаев в качестве вице-президента дочерней фирмы АФК «Система» в Башкирии. И безусловно, когда топ-менеджер «Системы» при поддержке клана Рахимова вдруг заявляет о своем желании бороться за пост главы республики, стало понятно, что в союзе с М. Рахимовым они могут создать серьезные проблемы для поддерживаемого Кремлем действующего президента республики. Если даже не выиграть, то превратить Башкирию в кипящий котел межнациональных распрей. Поэтому, видимо, власть и пошла на такой серьезный шаг, как инициирование расследования по хищению предприятий Башкирского ТЭК. И судя по всему, в этом плане Кремль оказывает поддержку Р. Хамитову, так как на Старой площади тоже отлично видят баланс сил, который может сложиться не в пользу прокремлевского главы республики. Видимо, Владимиру Евтушенкову и решили напомнить о том, что в нашей стране олигархам рекомендуется быть на некотором удалении от политики. Однако, помимо чисто регионального значения, борьба за башкирский ТЭК имеет и федеральное звучание, так как вопрос с «хищением века» по-прежнему остается открытым. И что бы там ни говорили о новом переделе на нефтяном рынке, Москва и Башкирия затеяли действительно важное дело: необходимо наконец-то расставить точки над i в истории приватизации Башкирского ТЭК. Особенностью топливно-энергетического монстра республики является то, что все нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие предприятия были расположены компактно. Кроме того, Башкирия занимает стратегическое положение в центре России, через нее шли все основные стратегические трубопроводные системы СССР, обеспечивая предприятия нефтехимии необходимым сырьем. Поэтому ценность этого кластера для экономики России трудно переоценить. Почему же даже спустя десять лет государство не может вернуть себе уникальный нефтехимический комплекс?

Сегодня, история хищений Башкирского ТЭК – это прежде всего горький урок того, как из-за, прошу прощения, чисто шкурных интересов конкретной семьи чуть не была разрушена великая страна. Да, именно так, поскольку сегодня совершенно очевидно, что вся эта история под названием «башкирский суверенитет» была затеяна только ради того, чтобы бывший местный глава получил два с половиной миллиарда долларов в свое распоряжение за акции башкирской нефтянки.

Причем мы все хорошо знаем историю чеченской войны, но мало кому известно, что генералу Дудаеву даже не снилось то, что себе спокойно позволял Муртаза Рахимов вплоть до начала 2000-х, номинально находясь в составе России. На мой взгляд, до 2003 года включительно в составе нашей страны действовало совершенно автономное полуфеодальное образование под названием Башкортостан, со своими законами, языком и даже полулегальной армией.

На рубеже 1993–1994 годов Рахимов правил одним из самых богатых регионов уже три года, сначала в качестве председателя Верховного совета республики. С момента развала Союза, в 1991 году, он умудрился как-то отодвинуть в сторону партийные органы и напрямую подписать с Кремлем приложение к Федеративному договору о суверенитете. Помните знаменитое ельцинское: «Берите суверенитета сколько хотите»? В 1993 году Рахимов заключает с Москвой договор о разграничении полномочий, как-то плавно становится президентом и начинает, как мы тогда писали, «наводить порядок». Заключалось это прежде всего в том, что как-то в одночасье все СМИ в республике стали государственными (башкирскими), были ликвидированы выборы всех уровней – теперь всех районных и городских руководителей назначал лично президент. При этом, поскольку теперь Башкирия получила суверенитет, то был взят курс на усиленную «башкиризацию» всей повседневной жизни, появилась новая титульная нация со всеми вытекающими последствиями. Причем в этом контексте всех как-то мало интересовал вопрос, что собственно сами башкиры как этнос, за исключением немногочисленной чиновничьей элиты, как были, так и остались самой бедной национальной группой Башкирии. То есть одним махом были ликвидированы все завоевания демократии – вместо диктатуры компартии появилось что-то очень похожее на личную диктатуру крайне националистически настроенного лидера. А главной задачей нас, местных журналистов, являлось объяснение народу, что такая диктатура – это благо для Башкирии. Поскольку это порядок – мол, везде воруют (имелась в виду приватизация), а у нас все хорошо, не воруют. Но, как впоследствии выяснилось, именно под прикрытием этой цензуры и происходили небывалые в масштабах страны хищения. При этом в 1994 году в одной из богатейших российских провинций уже года три как люди не видели зарплат. Особенно в сельском хозяйстве. Собственно поэтому новоявленный президент Муртаза и ездил по районам, чтобы лично объяснять председателям колхозов, как им смотреть в глаза своим крестьянам. Нужно сказать, что тогда Рахимов был представительным мужчиной мощного телосложения – под метр девяносто ростом.

Примерно за год-полтора до описываемых событий, в 1992 году, Президент России Борис Ельцин издает два указа о порядке приватизации в стране (№ 721 и № 1403), суть которых заключается в том, что около 40 процентов плюс «золотая акция» предприятий, предназначенных к приватизации, закрепляются в федеральной собственности. В частности, в Приложении 1 к этим указам перечисляется 28 предприятий республики, 13 из которых относятся к топливно-энергетическому комплексу. Контрольные пакеты этих акций в обязательном порядке власти республики обязаны были передать в собственность РФ. Часть из них – непосредственно «Роснефти» и Газпрому. Но вместо этого Рахимов издает два собственных постановления Верховного совета республики, где, внимание, полностью отменяет действие данных указов Президента России на территории Башкирии! Это мало того что было открытым демаршем против федеральных властей, так еще и в принципе выглядело как нарушение Конституции страны, поскольку основанием для подобного решения Рахимова был… суверенитет Башкирии! Ничего подобного власти соседей Башкирии и близко себе не позволяли! Но самое интересное случилось потом. С 1993 по 2002 год власти республики сформировали два мощных нефтяных холдинга. Один из них, АНК «Башнефть», где были сконцентрированы нефтедобывающие активы области, а это примерно 15 миллионов тонн сырой нефти в год! И АО «Башнефтехим», где сконцентрированы нефтеперерабатывающие предприятия. Это, прежде всего, три нефтеперабатывающих завода суммарной мощностью переработки около 50 миллионов тонн нефти в год. Это вообще-то треть всей нефтепереработки страны на тот период. А также ряд предприятий нефтехимии, в частности флагман полимерной химии, «Уфаоргсинтез», выпускающий более 40 процентов российского фенола и почти треть полиэтилена и полипропилена! Как только формирование обоих холдингов в середине 1990-х было завершено, их возглавил сын Муртазы Рахимова – Урал. В разные годы он занимал либо посты председателя совета директоров холдингов и предприятий, либо даже являлся генеральным директором. То есть папа-президент открыто, под предлогом суверенитета, забрал эти предприятия в федеральную собственность и поставил руководить сынишку! То есть уже тогда понятно было, что в Башкирии на глазах всей страны открыто формируется настоящая восточная если не деспотия, то уж семейная автократия точно! По типу, например, Туркмении. С 1994 по 2000 год было проведено четыре непрозрачных аукциона по акциям БашТЭКа, в результате которых государство, по оценкам Счетной палаты, потеряло более 40 миллиардов рублей. Сумма для тех лет – просто чудовищная! Более того, в отчете Счетной палаты специально подчеркивалось, что никакой рыночной оценки по этим сделкам не проводилось. Поэтому, по мнению аудиторов, сумма этих сделок была как минимум в несколько раз занижена. Но и это лишь часть потерь, учитывая, что 40 процентов акций принадлежали государству, все эти годы оба холдинга, подконтрольные Уралу Рахимову, обязаны были платить дивиденды – а это тоже очень существенные суммы! Причем мало того что госпакеты акций были проданы частным компаниям без согласования с Москвой и по заниженной цене, так и затем эти частные компании учредили фонд «Башкирский капитал», председателем совета директоров которого стал тот же Урал Рахимов! Иными словами, это были полностью закольцованные сделки (то есть фактически предприятия продавались самим себе)! Не потратив ни копейки денег, так как все они были возвращены в эти самые предприятия! В реальности, с моей точки зрения и по мнению многих экспертов, это и было первым этапом, подчеркну, прямого хищения целого нефтехимического комплекса! Причем тогда на редкие намеки, что Муртаза Рахимов передал эти акции своему сынишке, руководство республики немедленно направляло обидчику иск в суд. И, к слову сказать, ответчика исключительно притягивали в суверенный суд Башкирии, потому как за пределами республики президент Рахимов судиться не любил. Однако и этого суверенным владельцам Башкирского ТЭК было мало.
В 2004 году, опять же проверкой Счетной палаты было установлено, что компания «Башнефть» в 2002–2003 годах открыто манипулировала с нефтью, что не могло не сказаться и на налогах. Причем именно в этот период компанией руководил в качестве генерального директора сын президента республики, Урал Рахимов.

Иными словами, в «Башнефти» не только воровали налоги из бюджета, так еще и украли 16 процентов акций предприятия! По самым скромным подсчетам, даже учитывая радикальное падение добычи, получается, что башкирская нефтянка за годы рахимовского суверенитета не доплатила в бюджет 15–20 миллиардов рублей! То есть Ходорковский отдыхает! Более того, в том же докладе «счетка» особо подчеркивает, что за годы, когда компанию «Башнефть» контролировала семья Рахимовых, более 60 процентов скважин оказались заглушенными и ожидали очереди на консервацию. Дебет действующих скважин упал до исторического минимума, при этом руководство компании вообще не вкладывалось ни в новые месторождения, ни в модернизацию производства. Объемы добычи с 15–20 миллионов тонн в год упали до 10 с небольшим. Из нефтянки, страхуясь от неожиданных поворотов судьбы, рахимовцы предусмотрительно просто выкачивали деньги. Также в этом докладе Счетной палаты особо констатируется, что при проверке Министерства имущества РБ в собственности республики осталось всего 1,3 процента акций АНК «Башнефть». Все остальное исчезло! Причем не без следа. Внимание, все акции Башкирского ТЭК – «Башнефти» и «Башнефтехима» – обнаружились в новом холдинге, который был сформирован в Башкирии в начале 2000-х: «Башкирская топливная компания»! И, только не падайте, ее единственным руководителем оказался опять же сын президента Рахимова Урал.

GaAnB-P-h6M

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s